Главное™

Украина и Польша – братья-славяне обречены быть добрыми соседями

Вчера, 11 ноября Польша праздновала 100-летие Дня восстановления независимости. Президент Польши Анжей Дуда, зная о намерении польских крайне правых из «Черного блока» («Великопольский лагерь», «Фаланга») провести провокационное шествие, объявил о проведении общепольской «бело-красной ходы», в результате чего фашиствующие активисты просто «растворились» в колоне, не сумев спровоцировать очередной межнациональный конфликт. Просматривая ленту новостей, автор вспомнил как в 2000-е на экраны Украины и Польши вышел художественный фильм гениального польского режиссера Ежи Гофмана «Огнем и мечом» по одноименному роману не менее гениального польского писателя Генриха Сенкевича. Фильм не оставил равнодушным телезрителя, а самое главное – оставил приятное воспоминание и вызвал иллюзорное представление о том, что украино-польское примирение свершилось. Хотя с позиций поляков украинцы местами показаны несколько карикатурно, да и Иван Богун был выдающимся полководцем, а не романтичным вздыхателем по женской красе, все же не стоит спорить о главном – в фильме украинцы и поляки показаны равными благородными противниками. Особенно показателен закадровый текст в конце фильма – Украина и Польша, которые ослабели во взаимной борьбе, стали добычей хищной Российской империи.

Какой же уровень украино-польских отношений сейчас? На сегодня имеем явное очередное обострение. Так, примерно год назад, президент Польши Анжей Дуда заявил, что ожидает от властей Украины, что «люди, которые выражают откровенно националистические и антипольские взгляды, не будут занимать важных мест в украинской политике». Интересно, какая бы была реакция с польской стороны, если бы президент Украины сделал «симметричное» заявление о необходимости устранения с польской политики деятелей, придерживающихся антиукраинских взглядов? Или в Польше таковых нет? Да и что в польском понимании «антипольские взгляды»?

В феврале сего года польский президент Анжей Дуда подписал принятый Сеймом закон об Институте национальной памяти, который предусматривает до трех лет лишения свободы за «отрицание преступлений украинских националистов». Закон содержит также еще такие спорные тезисы, как уголовное преследование за публичное заявление о причастности польского народа к преступлению Холокоста и за выражение «польские лагеря смерти». Цивилизованный мир дал свою негативную оценку этому нелепому для европейской демократии законодательному акту. В Украине по понятной причине общественность также была возмущена, многие горячие головы реакцию отечественного истеблешмента посчитали чересчур мягкой.

Но, давайте будем мудрей. Так сложилось, что судьбы украинцев и поляков тесно переплетены веками истории. За времена соседского проживания, наши отношения были, мягко говоря не простыми, а часто и трагическим. Стоит вспомнить одни только карательные акции польских войск против украинцев во времена Хмельниччины, Руины и Колиивщины. Правда, и восставший против угнетателей украинский народ в размахе своей освободительной борьбы не щадил не только польских военных и панов, но польское мирное население. Мы воевали на своей земле, за нами была и будет «правда святая», как писал великий Кобзарь в поэме «Гайдмаки», но справедливости ради стоит отметить, что кровь лилась рекой и не только виновных. Именно по причине взаимной тяжелой исторической памяти не сложилось сотрудничество украинцев и поляков, когда во время польских восстаний 1830-1831 и 1863-1864 годов их лидеры надеялись на поддержку украинцев, делали проукраинские жесты и заявления.

Во время освободительного движения 1918-1920 годов, с одной стороны, поляки уничтожили Западно-Украинскую Народную Республику, но с другой, поддержали лидера Украинской Народной Республики Симона Петлюру. Без украинских войск не было бы «чуда на Висле», когда Красная Армия была отброшена от Варшавы. Правда, после этой поддержки наши польские союзники «слили» нас, подписав с большевиками Рижский договор о разделе Украины.

Сейчас же часть польского истеблешмента, не вспоминая о сложном бекграунде наших отношений, в который раз поднимает на свет тему Волынской трагедии 1943 года, порождая очередное напряжение в отношениях Украины и Польши. Еще в 2013-м польский Сейм принял постановление о признании убийства поляков отрядами УПА в 1943 году «этнической чисткой с признаками геноцида». В этом году был принят вышеуказанный закон об Институте национальной памяти. Польская сторона ожидает от Украины официального осуждения ОУН-УПА. Хотя хорошо известно, что вооруженное противостояние между Украиной и Польшей во время II-й мировой войны началось не в 1943 году, и охватило не только Волынь. Антиукраинские акции по сожжению православных церквей были организованы польскими властями еще в 1938 году - на Грубешивщини, Холмщине, Подляшье и собственно Волыни. Первые вооруженные столкновения начались летом 1942 года на Холмщине, где были уничтожены не только украинские храмы, а были вырезаны целые украинские села. На Волыни вооруженные отряды Армии Крайовой убивали украинцев, а те в свою очередь мстили, убивая не только бойцов Армии Крайовой, но и мирных поляков. Негатива к межнациональным отношениям добавил и социально-экономический вопрос. Ведь приехавшие между двумя мировыми войнами на Волынь польские колонисты-«осадники» получили в пользование большую часть сельскохозяйственных земель. Поэтому, объективные историки говорят о том, что большая часть «резунов» (так поляки называли украинцев, которые осуществляли этнические чистки) – это простые волынские крестьяне. Следует отметить, что польские историки пытаются представить геноцид украинцев Закерзонья, в частности операцию «Висла», как необходимую реакцию польского государства, что выглядит цинично и кощунственно. Да и вряд ли польские политики, которые требуют осуждения УПА, согласятся публично признать преступления Армии Крайовой на украинских землях.

Вопрос в другом, а нужно ли все это? Ответ на этот вопрос дали сами бойцы и командиры УПА и Армии Крайовой, которые отбросили вражду и проводили совместные боевые акции против карательных органов СССР и советской Польши, например, 28 мая 1946 года вместе завладели городом Грубешов и освободили всех политзаключенных в местной тюрьме.

Сегодня вопрос трагичных страниц польско-украинской истории поднимают отдельные польские политики, Россия и ее сателлиты в Украине. Но даже представители правящей польской партии «Право и справедливость», которым нечем похвастаться в экономике, так что остается создавать образ врага и строить свою политику на «тенях забытых предков», уже понимают, что риторику надо менять. Поэтому, негатив в польско-украинских отношениях сочетается с позитивом. Ведь Польша одна из первых стран, которая признал Украине независимым государством в 1991 году, она продолжает быть нашем «адвокатом» в переговорах о вступлении в Европейский Союз. Осуществляются некоторые общие культурные и научные проекты. Функционирует литовско-польско-украинская бригада, в этом году получила имя украинского князя Константина Острожского, которые вел украинцев, поляков, литовцев и белорусов против общего врага – Москвы.

Жизнь не стоит на месте, нужно жить в современном мире. Разумные польские политики понимают, что если мы будем конфликтовать, то возможно повторение истории XVIII столетия, когда Гетманщина и Речь Посполитая стали частью Российской империи. Тем более, что у соседей в их «Имперской бензоколонке» горячие головы вовсю трубят о восстановлении Российской империи в границах до I-й мировой войны.

Так что, своего не отдадим, но вместе новое добудем.


Полная версия
© 2007-2018 Интернет-обозрение Главное™