Главное™

Театр на войне

Больше года прошло с тех пор, как мы впервые поехали в зону АТО с представлением «Белоснежка. Восстание гномов». Комедия на тему спасения Белоснежки от рук сепаратистов, Путина и прочих троллей.

Ехали на Восток спокойно, по традиции заказали большой автобус коричневого цвета и водителей, которые за деньги готовы хоть в Донецк врываться.

Сначала наша трупа заехала в Харьков. Встретили волонтеров, забрали у них гуманитарку: гвозди, шины, книги, игрушки. Даже чипсы с Кока-Колой забрали для военных – всё как в кино. Покушали на дорожку и отправились в неизвестное.

Первые полчаса езды из Харькова в Станицу Луганскую - как по автобану: хорошая дорога, куча заправок, еда и туалеты. А потом...

Потом начинается дорога, которую лично я бы назвал «10-ый круг ада», Данте просто забыл написать об этом. От жуткой дороги, спасает хорошая компания и банка пива. Но туалеты!

Первое, что начинаешь понимать на Востоке Украины - как важен в жизни человека хороший унитаз. Простите.

Я, наверное, слишком молод. Впервые встретил такое место для облегчения - четыре дырки в полу без перегородки. Подумал, отличное место для написания книги о братстве и поддержке. Приседайте, беритесь за руки и делайте вид, что всех все устраивает. До первого смешка, правда.

Но это было первое впечатление. Дальше эти дырки в полу быстро становятся нормой.

Выступаем на фронте, где придется: в окопах, траншеях, палатках, Домах Культуры. Сцена тоже разная, как повезет. Бывало, без всякой сцены, в чистом поле спектакль давали. Декорации с собой – палки с плакатами .

Однажды по полю ехали, болото объезжали. Вдруг – об дно автобуса – удар. Первые секунды – тишина. Потом - кто-то молится, кто-то рассуждает на тему «почему мина была именно здесь», кто-то спит. Я смотрю на Остапа и улыбаюсь – просто камень, господи.

Однажды объезжали мост, в который попал снаряд. Пришлось ехать через поля, в паре километров от ДНРовских блокпостов. Вдруг – автобус ломается. Стоим в поле, как на ладони.

Мы с Остапом смотрим на неподконтрольную Украине территорию и машем руками снайперами. Нам нравится играть в войну. Автобус завелся, разум вернулся к нам.

Однажды наше выступление началось с минометного обстрела. И никто не подал виду, что какой-то ужас вокруг происходит. Мы увлекаемся театром, солдаты – сюжетом. Смеются, плачут, фоткают, ходят «по залу». К счастью, солдаты всегда аплодируют нашим выступлениям. Это наш личный эмоциональный «Оскар».

А я думаю: мы играем на сцене или играем в войну?

Я вижу солдат и не понимаю, зачем они здесь. Мне кажется, они тоже не понимают, зачем они там.

Не понимают, почему они там и смотрят «Белоснежку» от каких-то студентов.

Слишком много непонятного. После одного из выступлений, я узнал о смерти подруги боевика Гиви, позывной которой – Белоснежка. Странное совпадение.

Страшное ощущение – не знать, как закончишь ты.

Одну Белоснежку спасли, другую – убили. Так и я – не знаю, смогу ли я завершить выступление или удачно доехать до следующей точки. Но я буду дальше хотеть туда приезжать и помогать людям. Помогать тем, что умею отвлекать их от войны. Ведь говорят же военные фразу: «Никто кроме нас».

Пафасно? Не-а, какой там пафос, когда четыре дырки в полу.

Демьян Линник, студент Школы журналистики Украинского Католического Университета


Полная версия
© 2007-2019 Интернет-обозрение Главное™